18 августа 2013 г.

Маленькое мобильное письмо с мансарды

Я сейчас на даче. Мы - на даче. На втором этаже, где находится как-бы-наша комната, мы с маленькой отдыхаем. Она спит, а я изучаю скрытые возможности своего телефона. Например, пишу это сообщение.
Я не люблю эту дачу,  мне тут очень неуютно. Я здесь чувствую себя в гостях, не знаю где что стоит, можно ли что-то трогать, передвигать, выбросить. Здесь еще более царство свекрови, чем у нас дома. Поэтому я не хочу сюда ездить, но едва ли не каждый разговор заканчивается в духе "свежий воздух крайне полезен", и мои аргументы потихоньку заканчиваются. Деткам и правда хорошо на улице, хотя бы потому что не надо придумывать чем заняться: они сами постоянно чем-то увлечены.
Здесь с нами вместе две Колины племяшки, Алина и Аня. Первое слово, которое моя мелочь сказала после "мама-папа", было АНЯ. Эта малая просто ураган энергии, она меняет вид деятельности каждые двадцать минут, от ее шума можно лишиться сил уже за час. Арина бегает за ней по пятам и все повторяет, и хочет быть как она.
Малыха спит, а я смотрю сериал. Она резко, в один миг перешла на один дневной сон (это случилось в прошлую среду) и теперь придется проработать новый режим. Мы сегодня вернемся домой. И хотя это были хорошие два дня, я все равно очень рада.



12 августа 2013 г.

О том, как один раз удалось съездить на озеро

Вчера мы ездили на Птичь, маленькое озеро в семи километрах от дома моих родителей.
Мелочь впервые видела столько воды одновременно, и мы с удовольствием ждали ее реакции. Она могла испугаться, могла совсем не испугаться и ринуться к воде, могла осторожничать. Оказалось, Арина собиралась просто наслаждаться купанием, словно оно не первое, а вовсе девятнадцатое по счету. И это было отлично.



Мой папа, который совсем ничего не боится, отпускал ее бегать по воде одной, на руках затащил на глубину и возил там как на матрасе, брызгался, смеялся, фотографировал. Арина, по его словам, все-таки немножко боялась на глубине, но визжала от восторга, рассекая волны.

Зато потом сильно устала и спала три часа.

Кажется, она начинает переходить на один дневной сон. Два-три часика днем - и потом около десяти часов ночью. Маловато, на мой взгляд, но что уж поделаешь. А поделать свои дела я теперь могу только когда она спит, то есть два-три часа днем. Как только вижу, что мелочь отрубилась - бросаю все и бегу к блокнотам. Начинаю шить-вертеть, потому что очень хочется порадовать людей результатом.


Фото: Дмитрий Богданович



6 августа 2013 г.

Мне нужно возвращаться

Мне нужно возвращаться сюда. Я сложила этот дневник в шкаф к тому времени, как у меня началась сессия, когда свободное время не только сводится на ноль, но и уходит в минус, и приходится выбирать, от каких дел нужно отказаться. И с тех пор ждала какого-то подходящего момента, чтобы достать его и смахнуть пыль. Но момент все не приходит, нет его и сейчас. Так что просто: здравствуйте.

Арина за это время выросла: она умеет собирать пирамидку, ее волосы теперь длиннее и челка достает до глаз, она много болтает и все-все старается за нами повторять. У нас активная стадия приучения к горшку, мы обожаем гулять на улице, все еще пользуемся соской. Она уже 78 сантиметров в высоту, у нее 12 зубов (и, кажется, лезут клыки), она спит два раза в день и обожает суп.

Мне нравится, что она спокойно реагирует на людей. Не то чтобы равнодушно или одинаково, нет. Но она не боится их, ей интересно. Обожает детей, пристает к ним, дергает за пуговицы, трогает их руки, опирается на них, чтобы пройти. Все ее боятся) Еще ей нравятся молодые, особенно девушки. Гораздо охотнее с ними общается.
Недавно в этом направлении прошел интересный эксперимент: мы познакомились с моей подружкой Лилей. Мы были дважды у нее в гостях, отлично общались с ней и с Леей, ее собакой. Но на третий раз, когда малышке надо было побыть с Лилей без меня, она рыдала. При этом она выбрала Лилю, а не ее маму, и не слазила у нее с рук. Но все равно всегда плакала. Маленькая. Чтобы успокоиться, ей хватило двух секунд посмотреть на меня. Через две минуты она попросилась слезть с моих рук на пол и стала играть с собакой. Я просто должна была быть в комнате, вот и все.

В то же время, она легко остается со знакомыми ей людьми без меня. Мы с мужем ездили в отпуск на две недели, а Аришка оставалась с моими родителями. Она не скучала по нам ни капли, не расстроилась когда мы уходили в дверь, не плакала после того, как мы общались по скайпу. Обрадовалась, когда мы приехали, завизжала - но не более. Словно мы сходили в магазин.
Я же почти не узнала ее. Она показалась мне такой кукольной, такой ненатурально маленькой, словно люди не могут быть такими крохами, и при этом изображать все эмоции. У нее такая живая мимика, такой заливистый смех. Она такая классная!

Посмотрим, что из этого выйдет теперь. Я официально открываю Little-Paleika, Сезон 2.