21 февраля 2013 г.

Теперь можно оставлять. Теперь нигде не оставишь.

Арина научилась слазить сама с дивана. Она разворачивается и спиной подползает к краю - только так маленький детеныш может слезть, не упав. Точно так же она слезает с ванной. У нас перед входом в ванную комнату довольно большая ступенька, под которой спрятано оборудование для душевой кабины. Было время, когда Арина сползала оттуда лицом вперед, и у нее получалось сделать это безболезненно. Она и с кроватей пыталась так сползать, но конечно же ничего не получалось. Я думаю, что этот факт немного затормозил освоение верного навыка.

Но потом она забоялась, и сползать лицом вперед перестала. Становилась на край комнаты и кричала, чтобы ее забрали. А теперь может справиться, слезть. И с кровати тоже.

Теперь можно оставлять ее на кровати и не оборачиваться каждую секунду, она не свалится. Зато раньше ее можно было посадить туда, чтобы она не лезла некоторое время к тебе. Например, когда ты складываешь обратно в шкаф все вещи, которые она оттуда выкинула. Теперь так не сделаешь - она слезает и бежит "помогать".

А еще сегодня мы второй раз прижгли гемангиому. Не помню, когда был первый раз, кажется, начале лета. Потом мы ходили на специальный электрофорез, потом нам сказали прийти в начале ноября. Но дошли мы только сейчас, потому что крайне безответственные. Вот так.

А ну еще! У нас зубы вылезли очередные. Скоро они вырастут и будут красивыми. Ко дню рождения будет восемь ровных зубов.


11 февраля 2013 г.

Три врача

Сегодня мы с Ариной ездили в поликлинику вдвоем. Я и раньше так делала, но было лето, и я везла спокойно коляску по велодорожке; дорога занимает примерно 40 минут в одну сторону. Но для зимы это не вариант. Во-первых, это холодно. Там речка, меня сдует холодными ветрами и на носу вырастет сосулька. Во-вторых, зимой все дороги совсем не расчищены, и путь превратился бы из сорока минут во все восемьдесят (см во-первых).

Я выбрала другой вариант: общественный транспорт и слинг. Казалось поначалу невозможным запихать Арину, одетую в толстый комбинезон, в этот слинг, и привязать ко мне, одетой в толстый комбинезон. Я взяла у своей Оксанки слинг-рюкзак, замечательную штуку, которая облегчила всю задачу. Мы сделали все, что было нужно: добрались до поликлиники, прошли трех врачей, не заснув ни разу, и прибыли домой. Супер!

Врачи ничего особого не сказали, потому что это был профилактический осмотр. Но зато неплохо осмотрели: и в уши заглянули, и молотком по коленям настучали. Хотела еще зайти к педиатру, но поленилась. Думала спросить про Аринину температуру, которая прошла сама собой. У нас уже второй раз так: один день держится температура, но никаких других признаков заболевания нет. А на следующий день и этого нет - все вылечивается. В этот раз даже лекарств никаких не давали, а в прошлый температура была высокая, пришлось сбивать. Но раз все наладилось, значит не надо ничего чинить, так?


8 февраля 2013 г.

Уличные похождения

Вчера мы в первый раз вышли на улицу. Ну, не то чтобы до этого Арина сидела в помещениях. Просто в этом случае она впервые надела ботинки и стояла на улице на ногах.


Шагать Арина сразу не смогла, хотя я и готовилась к этому походу. Когда я только купила эти сапоги, я надела их и проверила, сможет ли ребеныш вообще в них ступать. Она смогла. Но теперь, через месяц с небольшим, она все уже забыла, пришлось учиться по новой.

Итак, дома я надела ей сапоги вместо сандалек. Сначала она глаз не могла отвести от сапог. Сразу падала на пол и начинала их лизать. Потом ползала, все время оглядываясь, что это сзади так стучит. Ну а потом пошла, расходилась. И я решила - эксперименту быть, натянула комбез и отправилась на улицу.

О, она очень боялась. Она вообще не поняла, как это так: из коляски наружу прям вниз. Неужели так можно, нормально ли это вообще? - говорили ее глаза. Она только стояла, потом постепенно начала приходить в себя, но так и не шагнула. Кроме удивления была еще причина: этот комбинезон ей бессовестно большой.

Я взяла ее на ручки и показывала снег, деревья, ветки кустов. Она очень удивлялась, даже вслух. А потом мы поехали домой.